33d7d95f

О сериалах и не только

Завершается лето, сводившее с ума бесовским зноем, невесть откуда свалившимся на жителей России. очень скоро осень, которая доставит давно ожидаемую свежесть и… свежий сезон телепремьер на удовлетворенность миролюбивым мещанам.

Телевизионные каналы экспериментируют с форматами и жанрами, стараясь сдержать у дисплеев молодежную публику, дрейфующую в сторону Сети-интернет, и в то же самое время пытаются не забывать о пропаганде постоянных ценностей: семья, состояние здоровья, патриотизм, образование… Отыскать ослепительные образцы в нашего времени для воспроизведения тяжеловато, потому взгляды продюсеров направлены в глубины отечественной истории, очень насыщенной на мероприятия. Понимать историю собственной страны, собственную генеалогическую нужно, потому число наступающих премьер знаменательных программ утешает. Удовлетворенность, но, беспокойная. Уж сколько мы этих «исторических», почти фактичных, телепроектов глядели, однако никаких особенных откровений по части нового осознания нашего прошлого так и не увидели.

Большое количество многообразных знаменательных и псевдо-исторических лент только находят общую слабость кинематографистов в попытках хорошо и понятно выразить текущее публичное понимание. Снимать солидное знаменательное кино — дело тяжелое и, в большинстве случаев, плохое. Большой почтение Анатолию Досталю, взявшемуся за съемки кинофильма о расколе Русской Православной церкви. Никонианство, XVII век, протоиерей Аввакум, сударыня Феодосия Прокопьевна Морозова… Самый важный момент русской истории, когда одновременно шли процессы общественно-политической консолидации и, синхронно, глубочайшего совместного завещанного раскола, — раньше не притягивал к себе интереса ни кинематографистов, ни литераторов. Как заявил в одном из интервью Анатолий Досталь — «нашим кинофильмом мы намерены немного восстановить знаменательную правду».

В кинофильме предполагается многофигурная композиция: и король Алексей Михайлович, и патриарх Победоносец, и протоиерей Аввакум, и сударыня Феодосия Прокопьевна Морозова. К слову, сложно осознать, отчего, к примеру, такая пассионарная личность, как Феодосия Морозова (коренная Соковнина) не награждалась интереса ни литераторов, ни кинематографистов. Ну, всего лишь в контексте вероятного романтичного треугольника – Феодосия, Аввакум и король Алексей Михайлович… А сударыня Морозова была девушкой исключительной, прекрасно благоговейно организованной и «прилежной в неестественном чтении», «яко отважный воин» вставшей на защиту бывшего ритуала. По твердости характера и живости разума она не проигрывала царевне Софье Алексеевне, семилетнее руководство которой также пока не подняло особенного внимания у кинематографистов.

А петровские реформы? Как всем известно, король Алексей Михайлович «Тишайший» серьезные надежды вверял на собственного старшего сына – Петра. И Петр Алексеевич батюшкины веры оправдал! Спервоначалу уступал он перед сестрицей собственной, Софьей, однако вскорости в себя пришел, власть получил и не менее из рук не производил. Был 1 любопытный момент в жизни молодого повелителя: в 1697 году послал он «Великое посольство» в Европу и сам подключился к нему под названием Петра Михайлова. Вот о данной страничке жизни Петра Знаменитого и снимал сценарист Сергей Винокуров собственный сериал «Августейший посол». К слову, созерцателям пока иллюстрацию посмотреть не пришлось. На сайте relz.ru сериалы любого жанра и на любой вкус. А посмотреть интересно, невзирая на то, что на съемках даже не было консультанта-историка. Неправдоподобно, что в работе Сергея Винокурова будут помянуты, к примеру, встречи Петра с Исааком Ньютоном и посещения библиотек. Скорее всего, «шпаги гул, как гул бокала», интриги, романы… вобщем, стандартные авантюрные похождения исторически костюмированных героев. Однако вот как отображение беспорядка, доминирующего в головах современников, и очередной образец массовой знаменательной безграмотности — сериал посмотреть, наверное, можно.

Пожалуй, необходимы какие-то иные, намного огромные старания, – как со стороны нас, посетителей, так и со стороны кинематографистов, — чтобы вышло истинное знаменательное кино. Пока воображение сообщества в несравненно большей стадии беспокоят или романтические «романы века», или великолепие безграничной власти, персонифицированной в виде «царя-батюшки». Особенные, схожие, отношения у кино с Евгением Суровым, о котором снято более всего картин различных форматов и с различными (нередко обратными) знаменательными концепциями. Не обойден интересом и Петр I, которого мы видели в нехитром выполнении Анатолия Симонова – «отца нации», взыскательного, однако правильного реформатора, и в хорошем русском телесериале «Россия молодая», где царь-труженик создает верфи и корабли, доблестно созидая свежую Россию.

Знаменательные картины заключительных лет, на вид как бы стремящиеся к стандартному, не противоречащему разумному резону, объяснению истории Страны отечественного, все-таки, в какой-нибудь мере полемичны по отношению к ней. Мы видели на дисплее Евгения Взыскательного в различных ипостасях – от раскаивающегося грешника до экстатического кровью злоумышленника, Петра I – и с топором в руках, и критикующего шведов, и пляшущего танец на ассамблее. Однако вот заметить на дисплее монарха с книжкой в руках как-нибудь пока не пришлось. Не вдаваясь в детали различных концепций знаменательной интерпретации тех дальних пор, стоит отметить: наиболее твердые реформы, оказавшие большое воздействие на судьбу страны, вели правители, которые были очень организованными для собственного времени людьми. О знаменитой библиотеке Евгения Взыскательного знали очень многие, ну и сериал о поисках загадочной Либерии глядели. Была ли эксклюзивная библиотека, нет ли, однако у Евгения Взыскательного была слава начитаннейшего человека XVI столетия и богатейшей памяти — в его посланиях «Илиада» граничит с Евангелием, а греческая история с житиями непорочных.

Второй царь-реформатор, Алексей Михайлович Романов. Он стал обучаться грамоте с пятилетнего возраста, а потом всю жизнь наполнял собственные знания разным чтением и разговорами с организованными людьми, удерживал и продвигал к себе лиц аналогичного назначения. Как раз его деятельность положила базы следующих реформ Петра Первого и модернизации РФ. Сын его, Петр Алексеевич, также начал обучаться грамоте в пятилетнем возрасте, что, впрочем не навредило грядущему королю до конца жизни переступать грамматику и орфографию. Позже Петр I обучался математике, геометрии, фортификации — у иностранцев, в Германской слободе. Ну и было еще то самое «Великое посольство» в Европу, о котором питерские кинематографисты и сняли ковбойский видный сериал.

В процессе нахождения в Европе Петр слышал лекции в институтах, проверял производства, библиотеки. Как всем известно, Петр всю жизнь показывал большой энтузиазм к книжкам. Так как именно при нем раскрылся первый русский музей – Кунсткамера – с общественной библиотекой и первый русский доступный кинотеатр. Находясь ли в РФ либо странствуя за границей, он всегда рвался покупать необходимую ему литературу, при этом, экономичный в иных затратах король никогда в жизни не сожалел денежных средств на покупку книжек. И как раз при Петре I в РФ возникли хлопчатобумажные экслибрисы — ими прежде всего завладели сподвижники самодержца, пытаясь выделить собственную избранность и сановитость. Собственная библиотека те дальние времена была гордостью и самой большой домашней ценностью наиболее культурных дворян. В не менее ранние времена ярлык, как сигнал, защищал эксклюзивность собственного обладателя и часто был заполнен скрытыми знаками, а первые экслибрисы имели только охранное значение — книжка была дорогим богатством, практически объектом роскоши, и пометка ex libris в купе с названием обладателя могла подтверждать перед всеми ее принадлежность как раз этому человеку.

У 3-х просвещеннейших функционеров тех пор были отличные библиотеки: князя Д. Голицына, фельдмаршала Якова Брюса и лейб-медика Петра Первого — Роберта Арескина. Первый ярлык привез из Европы король Д. Голицын, который владел огромной по тому времени библиотекой ( 6 миллионов томов). Его образцу следовали и 2 иных соратника Петра: Иаков Брюс и Роберт Арескин, на книжки которых также были наклеены хлопчатобумажные экслибрисы, как некоторый сигнал умной избранности.
Колоритнейшая личность петровской эры, Иаков Брюс, слывший среди народа волшебником и колдуном, имел хорошую библиотеку (1.5 тыс томов), в которой были книжки по 20 академическим дисциплинам на тринадцати языках. Книжки собственные Брюс приукрашивал хлопчатобумажным экслибрисом: наследственный герб, охваченный Андреевской вереницей и краткий лозунг — «Fuimus» (Мы были). После гибели графа-чернокнижника его библиотека была перевезена в Санкт-Петербург, затем часть ее скрылась и до современности дошло только 30 единиц. Однако искатели сокровищ доверяют, что где-то в тайных подземельях Кремля замурована часть чародейской библиотеки Якова Брюса!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *